22 октября 2020, Четверг

Угля у нас хватает…

Кризис с топливом не должен повториться

Мешками дороже
Фото: SLOT

В феврале 2018 года министр энергетики Канат Бозумбаев посетил угольные разрезы Экибастуза и провёл совещание по вопросам поставки угля промышленным предприятиям и коммунально-бытовым потребителям.

Этому визиту предшествовала ситуация, когда население отдельных регионов страны столкнулось с проблемой дефицита угля и, соответственно, высоких розничных цен на него. Например, в сёлах Алматинской области цена за одну тонну угля на распределительных узлах доходила до 8000 тенге, жители приобретали тонну за 15000 тенге,  а в отдельных случаях и за 25000-28000 тенге. За мешок угля нужно было отдать 1500-1800 тенге. Мешка хватало на два-три дня (в зависимости от коэффициента зольности угля), а на отопительный сезон для дома площадью 70-150 квадратных метров, например, требуется от четырёх до десяти тонн угля (опять же, в зависимости от зольности). В Павлодарской области, где находятся крупнейшие экибастузские угольные разрезы, уголь разреза «Богатырь» потребителю-частнику реализуют по цене около 8000 тенге, а майкубенский — 15000-18000 тенге за тонну.

 

Одна из экибастузских компаний-посредников выставила на сайте услуг официальный прайс-лист, согласно которому, потребителю майкубенский уголь предлагается по цене 11000 тенге за тонну (мешок 50 килограммов – 800 тенге), талдыкольский – 9000 и 700 тенге соответственно, богатырский рядовой – 7000 и 600 и богатырский сортовой – 8700 и 700 тенге. (Уголь разреза «Восточный» уходит напрямую промышленным предприятиям и энергостанциям, поэтому в прейскуранте отсутствует). Компания-поставщик готова доставить уголь потребителю и даже «закидать в углярку». Пенсионерам гарантированы скидки.

 

«Раннее похолодание нас накрыло», — открывая совещание в акимате Экибастуза, прокомментировал ситуацию министр и при этом заметил, что проблемы с поставками коммунально-бытового угля в стране не системные:

— Мы за выходные провели мониторинг всей территории страны на наличие угля, — прокомментировал ситуацию Канат Бозумбаев, — и должен сказать, что в нескольких райцентрах страны зафиксировали отсутствие угля. Это носило временный характер, потому что там нет железной дороги, и вывоз осуществлялся автомобильным транспортом. Премьер-министр дал указание, чтобы эти вопросы были на контроле акимов. Думаю, в ближайшие день-два ситуация выправится. Рост добычи угля в 2017 году составил 8,3 процента. Поставки на внутренний рынок — более 18 процентов. Говорить о том, что в Казахстане какой-то кризис с углем не приходится. Задача в том, чтобы разработать стройный график вывоза топлива и железнодорожным, и автомобильным транспортом.

Министр изложил свой взгляд на разницу цен при продаже населению угля тоннами и «мешками»:

— Это либеральная часть ценообразования, она никак не регулируется. Разрезы сами устанавливают цены и занимаются отправкой угля. Нашлись товарищи, которые решили на этой ситуации подзаработать. Конечно, какие-то угольные склады на такой период в регионах должны быть. Отрегулировать цены при наличии складов – в руках даже не акимов областей, а акимов райцентров, которые лучше всех знают, сколько угля необходимо жителям.

 

На совещании присутствовали представители крупнейших угольных компаний страны, занимающихся разработкой разрезов «Богатырь», «Восточный», «Майкубенский», «Шубаркольский», «Каражыра», а также АО «НК «КазахстанТемирЖолы». Они отчитались об итогах 2017 года и поделились планами на ближайший год.

 

Министра интересовали три основных вопроса: рост выработки промышленного и коммунально-бытового угля при отпускных ценах, модернизация угольных предприятий и, как следствие, повышение качества угля и взаимодействие компаний, добывающих уголь, с отечественным перевозчиком АО «НК «КазахстанТемирЖолы».

 

Руководители угольных компаний озвучили отпускные цены на уголь. Они колеблются в пределах 2100-2500 тенге за тонну.

 

 

Министр подчеркнул, что с компаниями, которые не будут заниматься усреднением, фракционированием и обогащением угля, не будут перезаключаться контракты на недропользование. И в качестве положительного примера привёл разрез «Восточный» АО «ЕЭК», где уже давно занимаются усреднением угля, его фракционированием, а сейчас работают над обогащением, что позволит существенно расширить географию рынков сбыта и объёмы поставок коммунально-бытового угля.

Председатель правления АО «КТЖ – Грузовые перевозки» Оралхан Кулаков доложил, что «в январе  погружено 8,9 млн тонн угля, что составляет 89,4% к плану. Для коммунально-бытовых нужд перевезено 497 тысяч тонн или 75% к аналогичному периоду прошлого года. Вагоны остались недогружены к заявленным планам на 1,1 млн. тонн угля коммунально-бытового назначения вследствии предоставления угольными разрезами отказных писем по погодным условиям» и обратил внимание на необходимость увеличения объёмов перевозки угля именно национальной компанией, тогда как сейчас «перевозками занимаются фирмы, не имеющие подвижного состава».

Министр указал на необходимость создавать большее число железнодорожных тупиков, где можно реализовывать уголь:

— Например, в Алматы порядка 10-12 тупиков, а уголь отпускают лишь с двух. Понятно, что у угольных компаний есть свои любимые трейдеры и дилеры, но должна быть здоровая конкурентная среда.

К.Бозумбаев также предложил крупным игрокам на угольном рынке и АО «НК «КТЖ» немедленно приступить к согласованию графиков перевозок угля на текущий год:

— Необходимо развозить уголь в течение всего года, а не только когда наступают холода.

 

Канат Бозумбаев поделился с журналистами своим видением перспектив мирового угольного рынка:

— Они весьма туманны. Многие страны Западной Европы, Китай отказываются от технологий сжигания угля. На фоне этого мы осуществляем первые поставки угля в страны Восточной Европы, Финляндию, Японию через дальневосточные порты. В такой ситуации необходимо осваивать новые технологии переработки угля, главная из которых, конечно, углехимия.