24 мая 2019, Пятница

Болат СМАГУЛОВ: «У реформы алфавита много аспектов»

В продолжение темы

Год тому назад в газете «Голос Экибастуза» было опубликовано интервью с российским учёным Болатом СМАГУЛОВЫМ. Речь в нём шла о переводе казахской письменности на латинский шрифт. Мы изначально договаривались с Болатом, что обязательно вернёмся к этой теме, что и делаем. Правда, за это время многое изменилось. Болат переехал в Казахстан и теперь он является старшим научным сотрудником Института истории и этнологии им. Ч.Валиханова.

— Болат, с момента нашего последнего интервью прошло время, в вашей жизни произошли перемены. Теперь вы живёте и работаете в Казахстане. Значит, за развитием ситуации с переходом на латиницу можете следить, что называется, «из первого ряда». Что на ваш взгляд делается правильно, а что нет? Поступательно ли идёт работа по переводу письменности на латинский шрифт? Выдерживаются ли сроки?

— Как известно, в 2017 – 2018 годах в Казахстане было принято три варианта нового варианта казахского письменности на основе латинского алфавита. Первый вариант из 25 букв с 8 так называемыми «диграфами», принятый в сентябре 2017 года, вызвал, как можно судить по реакции в социальных сетях, резко отрицательную реакцию со стороны общественности. По всей видимости, это стало основной причиной отказа от указанного варианта в конце октября 2017 года, когда был принят второй вариант алфавита, состоящий из 32 букв, 9 из которых имели так называемые «апострофы».

Второй вариант вызвал не меньшую, если не большую, отрицательную реакцию в СМИ и социальных сетях.

Наконец, третий вариант алфавита, состоящий из 30 букв, из которых 5 имели так называемые «акуты», а также двух диграфов из первого варианта алфавита, был принят уже в феврале 2018 года. После первых двух откровенно провальных вариантов нового алфавита третий вариант выглядел как более или менее приемлемый.

В настоящее время на компьютере даже при отсутствии букв на клавиатуре легко можно набрать текст с использованием любого диакритического знака на основе латинского алфавита. Текст с использованием латинского алфавита с диакритическими знаками свободно набирается и при отправлении SMS-сообщений с телефонов. Иными словами, проблем с диакритикой нет. Поэтому при разработке алфавита принципиально неверным и неприемлемым является стремление уместить новый казахский алфавит в рамки английского алфавита. Иначе в данном случае повторяется ситуация с казахским алфавитом на основе русской графики. В частности, когда в 1940 году казахская письменность переводилась с латиницы на алфавит на основе русской графики, то не русский алфавит приспосабливали к казахскому языку (как логически следовало бы ожидать), а наоборот, казахский язык приспосабливали к русскому алфавиту. Сейчас же мы наблюдаем стремление приспособить казахский язык уже к английской клавиатуре. А может делать наоборот? Может, следует все-таки приспособить клавиатуру к казахскому языку? Почему казахский язык должен быть заложником английского алфавита, при том, что, как я сказал выше, никаких проблем в использовании диакритических знаков нет?

Вызывает недоумение в целом критерии выбора вариантов алфавита. Практически во всех публикациях ученых-лингвистов отмечали как успешный вариант латинизации турецкой и азербайджанской письменности и, как в целом неудачный, вариант латинизации узбекской письменности с ориентацией на английский алфавит. Но в итоге для казахского языка был выбран… узбекский вариант (!). Тут, что называется, «остановите троллейбус, я выйду».

Что касается сроков. В данном случае можно констатировать, что сроки внедрения нового алфавита не выдерживаются. В известной программной статье Президента Казахстана Н. А. Назарбаева «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» говорится о необходимости с 2018 года приступить к подготовке специалистов по обучению новому алфавиту,  а также к подготовке учебников для средних школ. Но на данный момент проводится только апробация нового алфавита.

— Мы с вами не раз говорили, что при переходе на латиницу могут возникнуть определённые сложности при передаче точного смысла отдельных слов в новом написании. И вы даже приводили примеры. Давайте познакомим с этими примерами и читателей нашей газеты.

— Большая часть тех проблем, о которых мы говорили с вами ранее, уже не актуальны, поскольку они были связаны с первым и вторым вариантами нового казахского алфавита. Тем не менее, определенные вопросы вызывает и третий вариант нового казахского алфавита.

Во-первых, непонятно стремление разработчиков алфавита любым способом сохранить букву «Ч» в виде диграфа «CH». Как известно, звук «Ч» отсутствует в фонетической системе казахского языка, причем на это указывал и сам Президент Казахстана Н. А. Назарбаев. К тому же, в указанном диграфе присутствует латинская «С», которая в третьем варианте нового казахского алфавита вообще отсутствует (!).

Во-вторых, непонятно обозначение разработчиками алфавита буквы «Ш» диграфом «SH» из первого варианта алфавита, поскольку опять же непонятно как читать, например, слово «ASHANA». «АШАНА» или «АСХАНА»? Теоретически для обозначения буквы «Ш» можно было бы ввести в алфавит и использовать латинскую «С».

В-третьих, вообще непонятно использование буквы «I, ı» как обозначение сразу двух букв прежнего кирилловского казахского алфавита – «И» и «Й». Как, к примеру, иностранец прочитает следующую надпись: «ARMAN» QONAQ UII» («Гостиница «АРМАН»)? К тому же, как заметил один из пользователей «FACEBOOK», если после буквы «ı» стоит после такая же буква «ı» (как в приведенном примере с гостиницей), то если писать ручкой, «ı» и «ı» превращаются фактически в букву «u» (буква «ұ» действующего алфавита). Если же принять, что «Y,  y» – это «Й, й», а «I,  ı» – «Ы, ы», то противоречия исчезают.

В-четвертых, непонятно опять же стремление разработчиков алфавита фактически максимально отдалить казахский алфавит от алфавита турецкого языка. Сближение с тюркскими государствами является одним из приоритетов во внешней политике Казахстана.

Казахский и турецкий языки, как известно, относятся, соответственно, к кыпчакской и огузской группам внутри ветви тюркских языков. Поэтому принятие в Казахстане алфавита, который максимально близок к турецкому алфавиту, способствовало бы значительно более широкому (через турецкий язык) распространению казахского языка в мире. Принятый же вариант алфавита этому фактически не способствует. К примеру, буква «Ы» в турецком алфавите обозначается как  латинская «I, ı» (без точки сверху), а «Й» –  как «Y, y». В казахском же алфавите как раз наоборот. В результате есть ряд слов казахского и турецкого языков произносятся абсолютно одинаково, но пишутся по-разному. Например, каз. «аına» («зеркало») – тур. «ayna», каз. «on alty» («шестнадцать») – тур. «on altı», каз. «aılar» («месяцы») – тур. «aylar», каз. «Almaty» («Алматы») – тур. «Almatı» и др. Какой смысл в этом?

— Сейчас постоянно говорят о том, что как можно большее число граждан Казахстана должны овладеть казахским языком. Что на ваш взгляд нужно сделать, чтобы этот проект стал успешным?  

— Думаю, что в данном вопросе необходима все-таки более активная роль государства, а именно.

Во-первых, обеспечить владение казахским языком выпускниками средних школ. В этом случае, думаю, необходимо повысить ответственность директоров школ и учителей казахского языка с применением положений трудового законодательства в отношении указанных лиц в случае неудовлетворительного знания или невладения выпускниками казахским языком.

Во-вторых, обеспечить обязательное присутствие казахского языка в надписях, на табло и т.д. К примеру, информация об авиарейсах в международном аэропорту г. Актобе (по состоянию на 11.10.18 г.) предоставляется только на русском и английском языках, что нарушает права казахскоязычных граждан на получение информации на родном языке.

В-третьих, обеспечить обязательность использования казахского языка в случае как в государственных, так и в частных учреждениях, если клиент обращается на казахском языке, даже при владении им русским языком. Если кто-то считает, что частное учреждение не обязано предоставлять информацию клиенту на казахском языке, ссылаясь на то, что «в Казахстане два и даже три языка», то согласится ли он по такой же логике на то, что информацию на русском языке можно также не предоставлять (к примеру, предоставить договор только на казахском языке) и отказаться от общения на русском языке?

— Болат, как вы думаете, каков примерно объём литературы, который будет необходимо перевести на латиницу? Научной? Художественной?

— Этот вопрос действительно серьезный. И ему следует уделить большое внимание. Сейчас в Интернете распространена практика, когда научная, учебная и художественная литература выставляется на сайтах отдельных издательств в электронном виде, причем читатели имеют возможность ознакомиться с этими произведениями непосредственно на сайте. В России, например, в вузах при составлении рабочих программ по дисциплинам допускается указывать для студентов книги на сайтах, но при условии, что имеется доступ к этим книгам. Что касается казахского языка, то большой массив книг по казахской и зарубежной литературе, философии, филологии, технике и другим отраслям знаний представлен, например, на сайте ikitap.kz. Думаю, что в этом случае можно было бы продумать систему автоматического перевода текстов с казахского кирилловского алфавита на казахский латинский алфавит. Но это уже дело специалистов по информационным технологиям.

Если же говорить о книгах для детей, то здесь как раз следует осуществлять работу по их обязательному переизданию в печатном виде на новом алфавите: я с трудом представляю себе ребенка, читающего книгу на сайте издательства. Тем более, что для ребенка, как я полагаю, большое значение имеет непосредственное визуальное восприятие картинок в тексте, чего в электронной форме сделать сложно. Начинать эту работу необходимо уже сейчас.

— Возникнут ли проблемы при переводе на латиницу именно научных материалов?

 — Как я указывал выше, сейчас многие научные материалы (сборники научных и научно-практических конференций, монографии) изначально формируют и выставляют в электронной форме. Соответственно, здесь я опять же отмечу необходимость системы автоматического перевода текстов с одного алфавита на другой.

— Каким образом на ваш взгляд будет необходимо перестроить работу зарубежным учёным, которые изучают Казахстан? С какими проблемами они могут столкнуться?

— Этот вопрос можно отнести не только к зарубежным, но и к казахстанским ученым. Историкам, политологам и другим специалистам, которые будут заниматься исследованием вопросов истории Казахстана до 2025 года, необходимо знать не только казахский латинский, но и казахский кирилловский алфавиты, чтобы читать «старые» тексты. К примеру, турецким историкам, изучающим историю Османской Турции, приходится владеть прежним (арабским) алфавитом османско-турецкого языка, хотя современный турецкий алфавит имеет латинскую основу. К тому же, ученым, занимающимся, к примеру, историей Казахстана, необходимо хорошо владеть письменным русским языком, поскольку большой круг источников по истории Казахстана, в частности, архивных, представлен именно на русском языке. Здесь можно провести аналогию с письменным латинским языком, которым должны владеть ученые, изучающие историю древнего Рима или историю средних веков. Но эти «неудобства», если можно так выразиться, касаются лишь специалистов (преподавателей вузов, студентов, магистрантов), которые непосредственно работают с текстами.

Как по вашему мнению будет необходимо поступить с уже действующими международными договорами (не только государственными, но и коммерческими): переподписать в латинском варианте или оставить всё как есть? Могут ли возникнуть разночтения положений этих договоров при переходе на латинский шрифт?

 — Думаю, что никакой необходимости в переподписании международных договоров нет. Нынешний алфавит казахского языка будет действовать официально до 2025 года, после этого времени все тексты международных договоров будут составлять уже с использованием нового казахского алфавита. Соответственно, на официальных сайтах Президента Казахстана и сайтах государственных органов тексты будут исключительно новым (латинским) алфавитом. Тексты же международных договоров, подписанных Казахстаном до 2025 года, как я полагаю, останутся на прежнем (кирилловском) алфавите. Если срок международного договора, заключенного до 2025 года, истекает, к примеру, в 2027 году, то его действие продляется (если Казахстан решил продлить договор на очередной срок), но уже с использованием нового алфавита. При такой постановке вопроса разночтений не будет.

— Как будет построена работа с нашими партнёрами, выпускающими для Казахстана продукцию, требующую инструкций? С теми же фармкомпаниями, например?

— Если речь идет об инструкциях на казахском языке, то зарубежные партнеры должны перейти к использованию после 2025 года исключительно казахского латинского алфавита без каких-либо исключений. Причем на новый алфавит должен быть переведен весь казахский язык на территории стран СНГ без разделения его на казахский язык Казахстана или казахский язык, например, России или Узбекистана. Иными словами, перевод казахского алфавита на латинскую графику должен быть осуществлен не только на территории Казахстана, но и на территории других стран СНГ, где используется казахский язык, поскольку язык выходит за рамки государственных границ.

___________________________________________________________________

Редакция сайта «Салем, Экибастуз» благодарит за помощь в подготовке этого материала генерального директора ТОО «Экибастузкоммунсервис» Серика Тельмановича Садвакасова.

 

 

Последние новости
Гости