22 сентября 2020, Вторник

Нужен ли области завод по производству кальцинированной соды?

14 января в областном центре прошли общественные слушания по предварительной оценке воздействия на окружающую среду (ПредОВОС) по проекту «Строительство завода кальцинированной соды мощностью 200 тыс. тонн в год в Павлодаре"

Светлана Могилюк.
Фото: ЭКОМ.

То, что завод собираются строить в Павлодаре, не означает, что эта проблема касается только павлодарцев. Павлодар -- наш областной центр, где живут наши родственники, друзья, близкие люди. Многие экибастузцы работают и живут в областном центре. А в таких случаях "чужих" проблем не бывает.

Ситуацию для сайта “SALEM, Экибастуз” прокомментировала председатель общественной организации “ЭКОМ” Светлана Могилюк:

—  Выбросы в атмосферу составят 5238,928 тонн ежегодно.  Из них количество азота (IV) оксид вещества второго класса опасности составит 58,576 тонн, аммиака 122,702тонны ежегодно. Особенно большой объём выбросов придётся на оксид углерода — 4763,21, а озеленить предполагается только 14,6 га территории.

Ежегодный забор свежей воды планируется в объёме более 2 миллиардов кубических метров (2 232 000 м куб) в год. Ежегодный сброс сточных вод — 1884177 м3/год. При этом концентрация хлоридов в сточных водах будет составлять 170630,0 почти в 38 раз больше существующей сейчас концентрации хлоридов в водоёме-накопителе Былкылдак, куда предполагается осуществлять сброс воды. При этом ежегодно будет происходить сброс 321 497 тонн хлорида. К этому еще надо прибавить 91604 тонн в год шлама содового производства и 2231,48 тонны зольного остатка, которые планируется размещать на полигонах отходов. Таким образом, на тонну продукции мы будем расходовать более 9 м3  воды и иметь более двух тонн отходов в сухом веществе и бонусом более 26 кг загрязняющих веществ в атмосферу.

Но обо всех этих рисках общественности на слушаниях, как обычно прямо не сказали. Посоветовали: «Сами читайте в документах». Среди участников слушаний было довольно много квалифицированных экспертов, которые и указали на эти большие негативные последствия предполагаемого проекта. А также на то, что в проектных решениях заложен низкий процент оборотного водопотребления всего 70% и низкая степень очистки по аммиаку 87%, что не соответствует современным требованиям применения наилучших технологий.

Вместо того чтобы вникнуть в замечания и их учесть, инициаторы слушаний (по уже сложившейся нехорошей традиции) старались давить на общественность, перебивая, уводя в сторону, давая неадекватные ответы. В очередной раз слушания вместо консультации превратились в противостояние. А ведь задача общественных слушаний – выявить все возможные экологические риски, а не «отбиться» от общественного мнения, нагнав в аудиторию подставных «сторонников».

По-прежнему хочется получить ответы от госорганов, которые обязаны по требованиям Орхусской конвенции оказывать содействие общественности и обеспечить ей эффективное участие в обсуждении, как минимум на два вопроса:

  1. Когда мы будем видеть доклады разработчиков, соответствующие требованиям и самой конвенции, и принятым в стране Правилам: предоставить наглядно общественности реальные экологические риски?
  2. Когда слушания будут соответствовать духу консультаций, а не «позиционных боев»?

И еще один пожалуй риторический вопрос. Когда наконец разработчики ОВОС будут добросовестно выполнять свою работу по выявлению экологических рисков и поиску решений по преодолению этих рисков, а не вариантов «как бы их спрятать подальше»?

Когда, наконец, затевая строительство в уже существующем промышленном районе, мы будем в расчёты рассеивания закладывать не «нулевое загрязнение», как будто строим в чистом поле, а реальную картину, с учетом существующих выбросов и суммацией воздействий?