29 февраля 2020, Суббота

В Казахстане введён запрет на экспорт живого скота

Мнение депутата маслихата Экибастуза Николая АРСЮТИНА

День рождения.
Фото: В.ФАДЕЕВ.

"Поскольку Госпрограммой развития АПК на 2017-2021 годы перед МСХ РК поставлена задача по увеличению экспорта переработанной продукции в 2,5 раза, ведомство вынуждено принять меры касательно сложившейся ситуации. В этой связи на основе обращений откормочных площадок и мясокомбинатов принято решение внести изменения в совместный приказ министерств сельского хозяйства и финансов "О некоторых вопросах вывоза сельскохозяйственных животных" от 21 октября 2019 года, который ранее временно ограничивал лишь экспорт маточного поголовья. Данные изменения полностью запрещают вывоз живого поголовья КРС и МРС всех половозрастных групп, — говорится в сообщении МСХ. — Введение изменений в указанный приказ позволит сохранить и увеличить поголовье казахстанского скота в ближайшие годы, загрузить отечественные мясокомбинаты качественным сырьем по приемлемым ценам и нарастить производство и экспорт готовой переработанной продукции".

Разумные призывы прекратить экспорт продукции «первого круга» звучат уже давно. Люди, искренне обеспокоенные положением дел в сельском хозяйстве, давно говорят о том, что экспортировать надо, например, не зерно, а макароны (в крайнем случае муку, но не желательно), не кожи, а обувь, не мясо, а консервы.

За комментарием мы обратились к депутату маслихата Экибастуза от партии «Ауыл» Николаю АРСЮТИНУ.

— Николай Геннадьевич, как вы оцениваете решение о запрете экспорта живого скота?

— Мера необходимая и своевременная. По информации министерства сельского хозяйства, из Казахстана в 2019 году вывезли 156 тысяч голов КРС, из них, например, более 120 тысяч — в Узбекистан. В прошлом году экспортировали 260 тысяч голов овец, более 200 тысяч из них опять же в Узбекистан. Мириться с таким положением нельзя. Мы должны пополнять поголовье скота, а мясо сами перерабатывать на внутреннем рынке. Если уж продавать, то консервы, полуфабрикаты, сухие бульоны, концентрированное и сгущённое молоко и так далее.

— Почему эту проблему не удавалось решить в течение стольких лет, несмотря на очевидность необходимости запрета экспорта?

— Если такие сделки проходили, значит это кому-то выгодно. Недавно была озвучена цифра, что посредники при продаже в Узбекистан живого скота только за год заработали более 10 миллиардов тенге. Представьте это количество денег. Причём, большую часть денег от этой негоции получили не фермеры, а именно несколько посредников.

— Запрет не продолжительный — всего на шесть месяцев. Эффективна ли подобная краткосрочность?

— Нужно с чего-то начинать. Тем более, что очевидна зависимость рыночных цен на животноводческую продукцию от экспорта скота и мяса. И когда многие «эксперты» говорят, что никакой зависимости здесь нет, они откровенно лукавят. А лукавят потому, что озабочены не стратегическим развитием отрасли, а только личным обогащением. Зарабатывать деньги в свободном обществе не возбраняется, но нельзя думать только о моментальной прибыли. Пора задуматься, какую страну и какое сельское хозяйство мы оставим будущим поколения. И, конечно, необходимо учитывать интересы фермеров, животноводов.

— В последнее время опять высказываются идеи о приоритете высокотехнологичных производств, предложения то о развитии автомобилестроения, то о производстве компьютерной техники.

— Глупо отказываться от внедрения современных инновационных технологий. Но основой народного хозяйства Казахстана был и остаётся аграрный сектор. Не нужно строить по этому поводу никаких иллюзий. Незачем искать рукавицы, когда обе за поясом.

Беседовал Виталий АСЕЕВ.

В конце прошлого года Казахстан подписал соглашение с американской компанией Tyson Foods Inc о строительстве трёх мясоперерабатывающих заводов в стране.

 

Планируется, что компания построит в Казахстане два завода по переработке мяса говядины (КРС) и один завод по переработке мяса птицы. Объём инвестиций в строительство трёх заводов составит до $5 миллиардов, сроки строительства — от 5 до 10 лет.

 

 

Гости