14 апреля 2021, Среда

В поддержку предпринимателя

Все предложения переданы в Минздрав и МВК по коронавирусу

Хочу поделиться мыслями относительно работы мониторинговых групп, которые проверяют бизнес на предмет соблюдения карантинных мер.

Как вы помните, 16 ноября Президент в ходе совещания по мерам противодействия распространению коронавирусной инфекции высказался насчёт деятельности мониторинговых групп:

«Правительству необходимо взять под жёсткий контроль все потенциально коррупциогенные участки. С коррупцией мы столкнулись во время первой волны. Это завышение цен на медицинские маски и лекарственные средства, нарушения на блокпостах, коррупция при назначении выплат медикам. Отдельного внимания требует качество работы проверяющих органов, то есть полиции, акиматов, мониторинговых групп. В период пандемии им даны широкие, можно сказать, чрезвычайные полномочия по проверке бизнеса и граждан. И это оправданно. Этими полномочиями следует распоряжаться правильно и ими нельзя злоупотреблять. Поэтому принцип – «проверяю кого хочу и когда хочу» – не должен применяться».

Весьма справедливое замечание. Статья 425 Кодекса об административных правонарушениях стала применяться к нарушителям карантина с начала июля 2020 года, когда был принят соответствующий СанПиН и проверочный лист с 24 требованиями (маски, санитайзеры, разметка и т.д.). За четыре месяца (июль-октябрь) к административной ответственности по этой статье было привлечено 17572 физических лица, 1639 индивидуальных предпринимателя и 436 юридических лиц. Т.е. предприниматели составляют только 12% от общего числа оштрафованных.

Больше всего предпринимателей оштрафовали в столице – 396, в Актюбинской (230), Карагандинской (213), Атырауской (175) областях и городе Алматы (159). Меньше остальных — в Кызылординской (15), Мангистауской (35), Западно-Казахстанской (42), Костанайской (60) областях и городе Шымкенте (70).

Если говорить о штрафах в отношении физических лиц, то лидером по количеству оштрафованных граждан является Алматы – 3779 человек, далее идут Туркестанская (3750), Карагандинская (1171), Северо-Казахстанская (963) и Западно-Казахстанская области (844). Подозреваю, что по большей части речь идёт о несоблюдении масочного режима, но чтобы проверить – необходимо поднимать все административные дела.

Напомню, штрафы за нарушения данной статьи выросли весной 2019 года в разы и теперь составляют:

– 30 МРП (почти 84 тыс. тенге или 200 долларов США) для физических лиц;

– 230 МРП (почти 640 тыс. тенге или 1,5 тыс. долларов США) для должностных лиц, субъектов малого предпринимательства или некоммерческих организаций;

– 310 МРП (более 860 тыс. тенге или 2 тыс. долларов США) для субъектов среднего предпринимательства;

– 1600 МРП (свыше 4,4 млн тенге или почти 10,5 тыс. долларов США) для субъектов крупного предпринимательства.

С самого начала локдауна мы придерживаемся единой позиции: бизнес не должен нести ответственность за нарушения санитарных ограничений, которые допустили посетители или несознательные сотрудники. Если предприниматель обеспечил все санитарные условия на своих объектах, включая неснижаемый запас масок и перчаток, а также требует ношения масок от потребителей, такой предприниматель не должен нести ответственность за нарушения масочного режима (и другие нарушения), совершенные собственными сотрудниками и потребителями. Каждый должен самостоятельно отвечать за свои действия. Полагаю, что именно благодаря этому по статистике в основном к ответственности привлекались физические лица.

Комитет контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава в письменном виде подтвердил такой подход. Ниже привожу цитату из письма Комитета от 18 августа в наш адрес:

«Разработан Алгоритм действий должностных лиц (…), где отмечена необходимость четкого разграничения ответственности в случае выявления нарушения: хозяйствующий субъект, либо работник объекта.

(…) с внесением в Санитарные правила требований в части ношения физическими лицами защитных масок, выработана позиция по вопросу разграничения ответственности предпринимателя и его потребителя.

(…) В случаях несоблюдения режима ношения масок гражданами, каждый факт нарушения рассматривается индивидуально и к административной ответственности привлекается физическое лицо, допустившее нарушение».

  1. Предприниматели жалуются, что проверяют их бессистемно, могут даже в сутки несколько раз навестить и главная цель, которую преследуют проверяющие — оштрафовать бизнесмена. О «широких» полномочиях мониторинговых групп даже Президент упомянул. Действительно, есть основания говорить, что сегодня мониторинговые группы «проверяют кого хотят и когда хотят»?

Это справедливое замечание. Мониторинговые группы осуществляют проверки бизнеса на предмет соблюдения санитарных требований, т.н. «ковидных» требований. Их деятельность, по сути, ничем не регламентирована. Да, есть определённый алгоритм, который согласован Минздравом и МВД, но в нём отсутствуют критерии проведения проверок. Проверки осуществляются бессистемно, хаотично, стихийно.

Мониторинговые группы либо отрабатывают заведения по жалобам, либо посещают их по своему усмотрению. Есть факты систематического посещения одних и тех же объектов. Отследить факты посещений нельзя, проверки нигде не фиксируются. Это благодатная почва для всевозможных коррупционных проявлений.

  1. Мониторинговые группы. Кто в них входит, сколько в каждой человек, какими полномочиями эти люди обладают? В каких документах прописаны их полномочия?

Как правило, в состав мониторинговых групп входят представители акиматов и полиции, дополнительно в них могут входить волонтёры, общественники и работники санитарно-эпидемиологической службы. Мониторинговая группа проверяет объект на предмет соблюдения санитарных ограничений. Количество человек в мониторинговых группах не регламентировано.

Насколько компетентны сотрудники полиции, чтобы говорить о том, имело ли место нарушение санитарно-эпидемиологических норм и сверять их с санитарными требованиями — большой вопрос. Конечно, для этого важно иметь образование в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Но санитарная служба не во всех мониторинговых группах участвует — у них просто нет таких ресурсов.

Бизнесмены задают вопрос: если проверку в рамках контроля и надзора должны осуществлять сотрудники санитарно-эпидемиологической службы, почему же тогда они не всегда работают в составе мониторинговых групп? Суть в том, что деятельность мониторинговых групп закон не нарушает.

Согласно подпункту 2) части 1 статьи 802 кодекса об административных правонарушениях (КоАП), поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются в т.ч. материалы, поступившие из правоохранительных органов, а также других государственных органов, органов местного самоуправления.

Эти материалы передаются в уполномоченный орган — СЭС, где уже после проверки материалов заводятся или не заводятся административные дела. Если полицией не обеспечена полнота материалов или выявлено отсутствие состава правонарушения, административное дело не заводится. По имеющейся у нас информации, большая часть всех административных дел была заведена именно по такому механизму.

  1. А что насчет моратория на проверки предпринимателей?

Проверки, осуществляемые мониторинговыми группами — это не контроль и надзор. Мораторий распространяется на проверки в рамках контроля и надзора. Полиция в составе мониторинговых групп фактически осуществляет охрану правопорядка, закон позволяет привлекать к ответственности, к примеру, столпившихся без масок и без соблюдения социальной дистанции граждан.

Для проверок санврачами в рамках контроля и надзора из системы моратория предусмотрены исключения (при возникновения угрозы жизни и здоровью граждан и по решению первого руководителя центрального государственного органа — Минздрава).

Однако проводимые мониторинговыми группами проверки — это не контроль и надзор, а значит, на них не распространяются требования Предпринимательского кодекса и мораторий на проверки.

  1. За что сегодня могут оштрафовать бизнесмена? Должны ли уведомлять предпринимателя о проверках мониторинговых групп?

В начале июля утвержден СанПиН, который содержит основные требования, за его нарушения предусмотрена ответственность в статье 425 КоАП.

http://adilet.zan.kz/rus/docs/V2000020935

СанПиН тесно связан с постановлениями санврачей, он отсылает к ним. Совместным приказом утверждён проверочный лист из 24 требований, и ответственность наступает лишь за нарушение одного из этих 24 требований (маски, санитайзеры, разметка, график работы и т.д.).

http://adilet.zan.kz/rus/docs/V2000020936#z60

Требования распространяются не на все виды бизнеса (к примеру, реализация продуктов питания в фасованном виде не может распространяться на работающие в офисах компании). Требования конкретно к каждому виду деятельности надо смотреть в СанПиНе и постановлениях санврачей — они прописаны в соответствующих алгоритмах.

  1. Я предприниматель, ко мне пришла мониторинговая группа. Как мне убедиться, что ко мне пришли именно те люди, которые должны проверять?

Достоверно узнать нельзя. Проверки осуществляются хаотично. Но у сотрудников уполномоченных органов имеются служебные удостоверения. Однако не будет акта о назначении проверки, по которому можно было бы пробить, кто именно пришел на проверку, каков предмет проверки, дату проведения проверки и т.д. Такие документы готовятся только в рамках контроля и надзора. Тем не менее, мы на площадке infokazakhstan.kz предложили реализовать аналогичный функционал.

  1. Мой объект начали проверять, как мне защитить свои права, куда мне обратиться?

В первую очередь хотелось бы призвать бизнес соблюдать санитарные требования. На сайте infokazakhstan.kz размещены требования применительно к каждому бизнесу. Зачастую речь идет о простых мерах: санитайзерах, масках, разметках.

Если же проверка пришла, нужно попросить служебные удостоверения, можно осуществлять видеосъемку. Если есть основания полагать, что в отношении Вас могут быть применены неправомерные действия, смело звоните в call-center Национальной палаты по номеру 1432. У нас совместно с прокуратурой сформированы мобильные группы, которые могут оперативно выехать на место для того, чтобы проконтролировать законность проведения проверки, проконсультировать, сопроводить.

Также можно позвонить по номеру в зависимости от вашего региона:

https://atameken.kz/…/37181-kuda-obratit…

  1. Как обстоит ситуация с предложением «Атамекена» разграничить нарушения санитарных требований по степени тяжести?

В «Атамекен» поступил проект изменений в критерии оценки степени риска и проверочный лист. Эти 24 требования предложено сократить до 21 и разбить их на незначительные, значительные и грубые. Свои предложения по этому поводу мы уже дали.

https://legalacts.egov.kz/npa/view?id=5399384

Однако санкция статьи 425 КоАП не делит правонарушения по степени тяжести. Неважно, предприниматель не завёл журнал выхода на работу сотрудников или же проводит массовые мероприятия — штраф будет одним и тем же.

Это, конечно же, несправедливо. Именно поэтому мы и предлагаем зайти в КоАП и разграничить штрафы по степени тяжести совершенных правонарушений. Не все госорганы с нами согласны, но работу в данном направлении мы продолжаем.

  1. Какие есть предложения у НПП «Атамекен», чтобы работа мониторинговых групп шла в правовом поле?

Мы предложили чёткие критерии проведения проверок: только по официальным жалобам. Все проверки должны фиксироваться в базе, чтобы можно было проверить, сколько раз мониторинговая группа посещала одни и те же объекты (проверки мониторинговых групп нигде не фиксируются. В органах правовой статистики размещается информация о проверках в рамках контроля и надзора, но большая часть ковидных проверок осуществляется мониторинговыми группами).

Второй вариант: поделить населенные пункты по секторам, посещать исключительно объекты, находящиеся в секторах. Бизнес, расположенный в проверяемом секторе, зная, что к нему могут прийти, будет заинтересован в соблюдении санитарных требований.

Все предложения переданы в Минздрав и МВК по коронавирусу.

Шынгыс ТЕМИР,

управляющий директор,

директор департамента НПП «Атамекен».