13 мая 2021, Четверг

Казахстан: кризис в пандемию. Итоги года

Свыше 32,5 тысяч человек привлечено к ответственности за нарушения режима ЧП и карантина в 2020 году. Из них 4 тысячи предприниматели (12%)

Отгремели новогодние праздники, завершены выборы в нижнюю палату парламента, возобновляется рабочий ритм. Ну, и статистика по штрафам, наконец, пришла из уполномоченного органа, поэтому можно подвести итоги 2020 года по вопросам защиты бизнеса. В первую очередь самых простых предпринимателях, которые владеют магазинами у дома, точками бытовых услуг, небольшими объектами общественного питания.  16 марта введен режим чрезвычайного положения (ЧП), бизнес подвергся беспрецедентным ограничениям. Наверное, никто не был к такому готов, ни один госслужащий, ни один предприниматель. Санврачи штамповали постановления о запрете работы всех и вся, организовывались рейды за бизнесом и гражданами – впервые в история заработала статья 476 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) «Нарушение режима ЧП».

На первых порах предприниматели массово сталкивались со штрафами и арестами за нарушения карантинных мер. Дефицит масок, аппаратов бесконтактной термометрии, высокая стоимость тестов на COVID-19 и другие объективные причины неисполнения требований санврачей усугубили ситуацию.

Менее чем за 2 месяца за нарушения режима ЧП к административной ответственности было привлечено 1244 лица, из них 160 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Санкции статьи предусматривают предупреждение либо штраф в размере 10 МРП либо административный арест на срок до 15 суток. А в июле статья 476 КоАП дополнена второй частью, которая за повторное нарушение режима ЧП в течение года предусматривает штраф в 20 МРП либо арест до 30 суток.

Вот несколько примеров применения этой статьи, которые буквально повергают в шок. 27 марта специализированным административным судом города Петропавловска предприниматели Бимберин Н.П. и Ульман Н.В. подвергнуты аресту сроком на 5 суток за то, что допустили в свои магазины посетителей без масок (не обеспечили бесплатную выдачу масок) и не раздавали памятки по профилактике коронавируса.

2 апреля Саранским городским судом ИП Торская И.Р. подвергнута аресту на сутки за отсутствие ковриков при входе на объект (карагандинским областным судом арест заменен на предупреждение, однако предприниматель уже успела отбыть арест).

В отношении ИП Ремневой Т.П. был составлен протокол за то, что уборщица магазина во время уборки сняла перчатки (очищала руки от хлорированной жидкости, затем надела их и продолжила уборку). Позднее ИП была освобождена от ответственности Специализированным межрайонным административным судом города Караганды.

Заключение под арест создает дополнительные условия для контактов и распространения коронавирусной инфекции, поэтому мы обратились в МВД и Верховный Суд о минимальном применении ареста в целях обеспечения безопасности граждан.

Предложения были поддержаны госорганами и по незначительным нарушениям в отношении предпринимателей чаще стали применяться такие меры, как предупреждение и штрафы.

11 мая режим ЧП был прекращен, и к нарушителям карантина применялась часть 3 статьи 462 КоАП (воспрепятствование должностным лицам государственных инспекций и органов государственного контроля и надзора в выполнении ими служебных обязанностей, невыполнение постановлений, предписаний и иных требований).

В качестве санкции по этой статье предусмотрены штрафы в размере 100 МРП (277 800 тенге в 2020 году), 200 МРП (555 600 тенге) и 500 МРП (1 389 000 тенге) в зависимости от категории самого субъекта предпринимательства (малый, средний, крупный бизнес), с возможностью приостановления деятельности.

К началу июля по данной статье было привлечено к ответственности 263 предпринимателя (из них 256 юридических лиц и 7 ИП).

С июля – после утверждения ковидного СанПиНа санврачи стали применять непопулярную 425-ю статью КоАП (нарушение законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения), штрафы по которой выросли в разы в апреле 2019 года (от 230 МРП до 1600 МРП в зависимости от категории субъекта предпринимательства).

За полгода применения этой «драконовской» статьи к ответственности привлечено 31 444 лица, из которых граждане – 27 790 человек (88%), 2 754 индивидуальных предпринимателя (9%) и 900 юридических лиц (3%). Т.е. только 12% предпринимателей или 3 654 субъекта предпринимательства были привлечены к административной ответственности по статье 425 КоАП.

Этот год посвятим в том числе работе по справедливому уменьшению штрафов по этой статье.

В общей сложности со дня введения режима ЧП в марте и до конца 2020 года к административной ответственности за различные нарушения ограничительных мер привлечено 4 077 субъектов предпринимательства.

Нам удалось разделить ответственность между предпринимателем и физическим лицом (его работником или клиентом). Мы неоднократно повторяли, что предприниматель не должен нести ответственности за нарушения масочного режима собственными сотрудниками и потребителями – если им обеспечены все санитарные условия на своих объектах.

Такой подход был одобрен Комитетом контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава, благодаря чему по статистике в основном к ответственности привлекались физические лица (по данным Минздрава, 54% всех оштрафованных граждан – это работники и посетители объектов бизнеса, остальные 46%, очевидно, нарушители масочного режима на улицах, в местах скопления людей и т.д.).

Особую обеспокоенность у нас вызывали рейды полиции по объектам бизнеса. Изначально Комитетом контроля Минздрава и МВД был утвержден совместный алгоритм, согласно которому проверки объектов бизнеса сотрудниками полиции не допускались.

В нашей практике имелись случаи, когда сотрудники полиции превышали свои полномочия на объекте бизнеса с изъятием у работников предприятий документов, удостоверяющих личность и вызовом их в отделение полиции. В таких случаях мы добивались освобождения предпринимателей и их работников от ответственности.

7 декабря был принят новый алгоритм работы мониторинговых групп, но он практически никак не регулировал действия этих мониторинговых групп перед самим рейдом. Как убедиться в том, что на объект пришла настоящая мониторинговая группа, а не шарлатаны, соблюдение каких требований должны проверять мониторинговые группы, какие документы должны быть у членов мониторинговых групп.

На МВК по коронавирусу мы высказались по этому поводу, донесли до правительства озабоченность бизнеса, и уже 14 декабря был утвержден новый алгоритм.

Он в большей мере отражает интересы бизнеса, раскрывает вопросы прозрачности составов мониторинговых групп и порядка проведения проверок на объектах.

К примеру, согласно новому алгоритму, персональный состав мониторинговых групп публикуется местным исполнительным органом на своем интернет-ресурсе до начала рейдовых мероприятий. Сейчас составы в разрезе регионов можно просмотреть на сайте infokazakhstan.kz.

Мониторинг объектов осуществляется только на соблюдение 5-ти требований:

1) ограничение деятельности объекта (режим работы);

2) ограничение проведения семейных, памятных мероприятий (банкетов, свадеб, юбилеев, поминок) и иных мероприятий с массовым скоплением людей;

3) социальное дистанцирование;

4) масочный режим;

5) превышение лимита численности посетителей.

Другие требования, как например, наличие дезинфицирующих ковриков или тоннелей проверяться не будут.

При выявлении одного из этих пяти нарушений материалы должны передаваться в органы санэпидемконтроля для заведения административного дела. При этом выход санврача на объект не требуется.

Кстати, с прошлого года в Туркестанской области запущен пилотный проект электронной регистрации рейдов мониторинговых групп. Все выходы на проверки фиксируются в информационной системе, акимат в режиме реального времени отслеживает общую картину по нарушениям (по объектам, видам нарушений, районам).

Сейчас мы работаем над тем, чтобы распространить эту практику на все регионы.

Чтобы рассказать обо всей нашей работе в пандемию – одного материала будет недостаточно.

Меры господдержки не всегда приходили вовремя, а некоторые наши предложения по экономической помощи бизнесу и вовсе были отвергнуты правительством. Тотальные ограничения санврачей, необдуманные решения должностных лиц, а порой даже нелогичные – нередко ставили бизнес в безвыходное положение.

Предприниматели вынуждены были нарушать карантин, потому что кредитная отсрочка закончилась, коммунальщики устали ждать оплаты счетов, работникам перестали платить 42500, активизировались налоговики. К этому добавим требования других предпринимателей, обращения в суды. Жить на что-то и кормить семью надо.

И сейчас любые предложения Минздрава вводить новые ограничения, как минимум, будут восприниматься в штыки. Если государство вновь намерено ограничивать работу бизнеса, то логично будет сначала предусмотреть меры поддержки.

Хочется надеяться, что новый 2021 год станет годом восстановления казахстанского предпринимательства. Будем над этим работать.

Шынгыс ТЕМИР,

заместитель председателя правления

НПП «Атамекен».