26 июля 2021, Понедельник

ГЧП как механизм противодействия коррупции

Мнение эксперта

Развитие государственно-частного партнёрства (ГЧП) в Казахстане на сегодня, пожалуй, единственный механизм привлечения инвестиций, сохранения бюджета и снижения уровня коррупции и, соответственно, решения проблем населения. Это мнение нашего земляка, казахстанского эксперта в области ГЧП, руководителя консалтинговой компании ТОО «Smartinvest LS», эксперта развития программы ООН в Казахстане Армана ТЛЕУБАЕВА.

— Арман, в нашем январском интервью «Альтернативы ГЧП в Казахстане нет» мы говорили о том, какие возможности даёт механизм государственно-частного партнёрства при реализации крупномасштабных и, скажем, более скромных проектов. Вы упомянули о трудностях, с которыми сталкиваетесь при попытке сделать ГЧП обыденной реальностью. Что происходит сегодня? Меняется ли отношение к государственно-частному партнёрству?

— Совсем недавно член одной политической партии сделал запрос о проблемах по проектам ЕБРР в ВКО, и почему-то использовал ссылку на ГЧП и школы в столице. Не понимая особенности ГЧП (либо делая это намеренно), возможно, чтобы пролоббировать чьи-то интересы, особенно тех, кто не получил очередной госзаказ на строительство школ через госзакупки.

Далее «прилетел» материал о «тёмной» стороне ГЧП со страниц одного уважаемого республиканского информационного портала, где красочно описаны риски для государства от проектов ГЧП. К сожалению, ГЧП в Казахстане занимает совсем другое положение, а, кстати, интересы государства защищены максимально в отличие от частного сектора. Причина проста: противодействие развитию ГЧП оказывают прежде всего сторонники теневой экономики в сфере госзакупок и «суперпроектов» типа ЛРТ (когда привлекают займы через местные исполнительные органы, в том числе от крупных финансовых институтов под гарантии государства – не путать с ГЧП).

Теперь что касается  «светлой» стороны ГЧП. Модель ГЧП всё равно станет популярной не по причине модных тенденций, а потому, что идёт переход к новой экономике, где одним из базовых компонентов является развитие… ГЧП. То есть причины — инновации, которые за последние годы сильно поменяли облик отдельных отраслей, и особенности нашей экономики, когда доля государства в отдельных отраслях чрезмерно высока. Поэтому важна практика, и чем больше и шире будут опробованы механизмы ГЧП в разных секторах экономики, тем более подготовлена будет наша экономика к работе в условиях неопределённости и рисков.

Наше законодательство в области ГЧП достаточно гибко в моделях и инструментах применений, что позволяет структурировать проекты таким образом, чтобы оба партнёра могли подобрать наиболее оптимальное решение. То есть практически все договоры ГЧП выверенные и справедливые и, как правило, сферы, в которых реализуются проекты ГЧП, традиционно отнесены в зону ответственности государства (если не было ГЧП, должна быть госзакупка).

Маржа частника максимально умеренна и обоснована. Особенно у нас в Казахстане, поскольку все проекты ГЧП в стране структурируются в тенге, выплаты за объект со стороны государства осуществляются в тенге и в рассрочку, не единовременно, а как минимум за 5 лет, а иногда и на весь период проекта ГЧП, а это от 5 до 30 лет.

Уважаемые депутаты и крупные бизнесмены, наверное, знают, какие ставки и условия существуют в банках второго уровня для реализации инвестиционных проектов, теперь нетрудно будет посчитать, каков размер процентов по займу по тому же проекту строительства школы на период 5-6 лет с процентной ставкой от 15-16% и выше. Это будет почти вторая школа, но только эти расходы идут мимо инвестора, они идут в банк.

Да, возможно, стоимость строительства школы по системе госзакупа дешевле, но нужно посмотреть на мощность этих школ (до 1200 мест) и сравнить с мощностью школы по ГЧП (2000 мест). Знают ли уважаемые критики ГЧП, что оснащение, к примеру — инвентарь, учебники и т.д. —осуществляются по другой бюджетной программе? Наверное, для корректности надо и эти расходы сравнить, поскольку в ГЧП-проектах эти расходы включаются в инвестиционную часть инвестора как проекты «под ключ». Некорректно сравнивать стоимость строительства здания по бюджетным инвестициям со стоимостью проекта ГЧП.

Что касается маржи инвестора — она более чем справедлива по отношению к государству, а вот интересы частника не всегда защищены по причине слабой работы со стороны института развития.

Касательно «гарантии трафика» – в нашем законодательстве это называется «гарантия потребления определённого объёма товаров, работ и услуг». В случае Казахстана нет практики применения данного инструмента по простой причине – не разработана методология. Более того, при её разработке нужно учитывать и отраслевые особенности каждой сферы, к примеру, в транспорте – это трафик, в медицине – объёмы прикреплённого населения и так далее.

Часто путают проекты ГЧП с проектами ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), с проектами типа ЛРТ или, например, с долгосрочными поставками в области фармации. Всё это не ГЧП — тут необходимо внимательно изучить наше законодательство.

Поэтому прежде чем говорить о ГЧП, всё-таки лучше разобраться в теме. И помнить, что именно наши предприниматели через ГЧП ломают устоявшиеся коррупционные схемы в сфере госзакупок (где каждый день нас ожидают «сюрпризы»), именно они через ГЧП сокращают долю государства в экономике, чтобы сделать её конкурентоспособной.

Подготовил Игорь ТИМОШЕНКО.