22 сентября 2021, Среда

Экибастузцы жалуются на запах кожевенного завода

Здесь дурно пахнет

В редакцию газеты «Голос Экибастуза» обратились жители домов Автобазовского проезда и улицы Ломоносова. У горожан серьёзная проблема: их многоквартирные дома расположены вблизи кожзавода.

Цитата: «Наши дома находятся с подветренной стороны завода по производству кож. Это не самое приятное соседство: в квартирах постоянный неприятный запах. А ведь эти миазмы вредны для здоровья. В наших домах проживают пожилые люди, дети. Для них эта экологическая обстановка — бедствие. Мы не можем нормально побыть на улице в собственном микрорайоне. Просим вашего содействия в вопросе переноса завода за город, в промышленную зону, где такому производству и полагается быть». Обращение подписали 130 владельцев жилья, за которыми, разумеется, стоят их домочадцы, что в целом может дать цифру в 3-4 раза большую.

Аналогичные письма поступили и в приёмную акима Экибастуза, и в санэпидемстанцию.

Напомним, как всё начиналось. В 2009 году информагентства страны распространили следующую информацию: «В Экибастузе ТОО “КазЭкспортКожа” запустило завод по переработке кожевенного сырья. Продукт — полуфабрикат — планируется продавать за рубеж. Как пояснил финансовый директор “КазЭкспортКожи” Руслан Саргалдаков, производственные мощности предприятия позволят ежегодно перерабатывать 300 тонн сырья, или около 17 000 шкур в год. Предполагается, что в декабре этого года завод выйдет на проектную мощность. Порядка 80% средств — 116 миллионов тенге — выделило АО “КазАгроФинанс”, остальные — собственные средства ТОО. “На эти деньги мы закупили оборудование по переработке кожевенного сырья до полуфабриката wet blue — барабаны для очистки шкур, мездрильный, дубильный и обжимной пресс и т. д. Собственные средства ушли на переоборудование помещения — установку системы освещения, электрозащиты и другое”, — сообщил г-н Саргалдаков. Кредит ТОО дали сроком на 7 лет под 4% годовых. “Показатель простого срока окупаемости проекта – 3,97 года и дисконтированного — 5,26 года позволяют рассматривать его как надежный с точки зрения возвратности инвестируемых средств”, — подчеркнули в АО. В свою очередь производители уверены в более быстрой окупаемости завода. “Мы считаем, что он окупится намного быстрее, учитывая то, что были вложены и собственные средства. Добавочная стоимость получается довольно высокой — порядка 1800 тенге за шкуру крупного рогатого скота (КРС)”, — подчеркнул г-н Саргалдаков. Завод закупает сырье в Павлодарской, Акмолинской и Актюбинской областях. Цена за одну шкуру колеблется от 800 до 1200 тенге.  Поставщиками сырья выступят сельскохозяйственные предприятия или фермерские хозяйства. Выбор месторасположения завода, пояснили производители, обусловлен низкой стоимостью энергоресурсов и отдаленностью от других конкурентов в республике — подобные предприятия находятся в Таразе, Семее и Рудном Костанайской области. Тем не менее ключевые проблемы, с которыми традиционно сталкиваются предприятия переработки, — это оборотные средства и спрос на производимую продукцию. Проблема оборотных средств решена, а спрос на продукт, по мнению производителя, есть и будет — полуфабрикат очень востребован в Италии, Испании, Португалии, Индии, на Украине и в Китае. “300 тонн сырья — это ничтожная часть потребности в этом полуфабрикате. В той же Италии около пяти-шести тысяч заводов по переработке полуфабриката до производства готовой продукции, поэтому решающий фактор для нас — стоимость нашего продукта на внешних рынках”, — подчеркнул он. С приходом кризиса цена на полуфабрикат на мировых рынках резко упала — с $12-14 до $6-7 за кв. м полуфабриката. Это связано с сокращением мебельного производства — кожаной мебели — и автомобильного — кожаной обивки салонов элитных машин. С другой стороны, не меньше снизилась и закупочная цена в Казахстане на сырье — шкуры. Если до кризиса их принимали по цене около 3600 тенге за штуку, то теперь – по 1200 тенге. “Цена упала в три раза. И если мы проигрываем в продажной цене, то выигрываем в закупочной”, — отметил Сагалдаков. Что касается качества производимого в Казахстане полуфабриката, то работать есть над чем, отмечает эксперт. Фермеры по-прежнему снимают шкуру со скота на личных подворьях вручную, в результате из-за повреждений и порезов на шкуре качество полуфабриката снижается. Поэтому казахстанский продукт направлен на определенный рынок — для изготовления обуви, аксессуаров. Строительство сети убойных пунктов, где предусмотрен автоматизированный съем шкур, также будет способствовать повышению качества производимого полуфабриката. Глава Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана (АПЛП) Любовь Худова отметила, что создание кожевенного завода — вещь хорошая, но если приоритетом государственной поддержки является создание предприятий переработки, то почему бы не создать предприятие с полным циклом. “Просто производить полуфабрикат wet blue — это первый этап, самый простой. Нужно, чтобы внутри страны производили кожу. Наши обувные предприятия вынуждены завозить ее из Турции и Китая. Раз правительство вкладывает такие деньги, то пусть тратит их на всю цепочку производства продукции с высокой добавленной стоимостью”, — заявила эксперт. Тем более что недостатка в сырье нет — в Казахстане насчитывается более 5,5 млн голов КРС. Номинальные производственные мощности основных предприятий отрасли, по данным АПЛП, способны переработать 1,67 миллионов шкур в год, или 2/3 от имеющейся сырьевой базы».

Однако, оптимизм от открытия столь перспективного производства, сулящего неимоверные выгоды как всему Казахстану в целом, так и Экибастузу в частности, быстро улетучился: новое производство дурно попахивало. В самом прямом смысле этого слова.

Газета «Голос Экибастуза» несколько лет тому назад уже поднимала эту тему. Тогда с жалобами к журналистам обратились жильцы домов, находящихся в непосредственном соседстве с хромзаводом. Доведённые до отчаяния люди, грозились дойти до аппарата Президента страны. И их можно понять. Если зимой специфические ароматы, сопровождающие перерабатывающее производство, менее заметны, то в летнюю жару проживание в этом районе — ад.

Тогда деятельность завода была приостановлена. Сложно сказать: повлиял на это бунт горожан, или продукция завода не пользовалась спросом. Но небольшую передышку жители микрорайона получили. И вот теперь люди вновь просят помощи.

Игорь ТИМОШЕНКО.