7 декабря 2021, Вторник

Жанат ИБРАЕВ: «Катастрофически не хватает кадров»

День работника сельского хозяйства

Жанат Хамитович Ибраев родился 31 июля 1962 года в городе Экибастузе Павлодарской области. Образование высшее — в 1983 году окончил Алма-Атинский институт народного хозяйства по специальности «Финансы и кредит». Трудовую деятельность начал в 1983 году в должности начальника бюджетной инспекции Экибастузского районного финансового отдела. С 1988 по 1993 год — сотрудник Казахского республиканского банка, Сбербанка СССР, занимал должности: старший инспектор, ведущий инспектор, заместитель управляющего Калининского районного отделения Алма-Аты, заместитель начальника операционного управления головного банка. С 1993 по 1995 год — директор ТОО «Айдабол ЛТД». С 1995 по 2015 год занимал различные должности в банках Экибастуза. С 2015 года — директор ТОО «КХ «Коктобе». Является членом партии ДПК «Ак жол». Избран депутатом Экибастузского городского маслихата 7 созыва, председатель постоянной комиссии городского маслихата по развитию агропромышленного сектора, экологии и природопользования. Награждён медалью «25 лет Независимости Республики Казахстан».

В третье воскресенье ноября отмечают профессиональный праздник работники одной из самых важных отраслей — труженики села. Казахстан — в первую очередь страна аграрная. Казалось бы, для успешного развития АПК в стране есть все природные условия: огромные территории для пастбищ и посевов, вполне щадящий и разнообразный климат, отсутствие ярко выраженного дефицита воды и, разумеется, многовековые традиции скотоводства. На деле — мы серьёзно уступаем многим игрокам мирового рынка производства сельхозпродукции. Почему? О сегодняшних проблемах сельского хозяйства страны — в интервью с руководителем КХ «Коктобе», депутатом маслихата Экибастуза от партии «Ак жол» Жанатом Ибраевым.

 

— Жанат Хамитович, примите поздравления с наступающим праздником! 

— Спасибо. Пользуясь случаем, хочу поздравить всех работников нашей отрасли, пожелать здоровья, удачи, большого терпения и мужества. В нашей вполне себе мирной профессии они, как ни странно, всегда пригодятся.

— Пожалуй. Такие понятия как «битва за урожай» знакомы каждому с детства. Почему за урожай непременно нужно биться? Почему информация о ходе дел в аграрном секторе подчас напоминает сводки с фронтов? Профессия то, как вы правильно сказали, мирная. Что мешает Казахстану занять достойное место на рынке сельхозпроизводителей? Каждый раз, как речь заходит о сельском хозяйстве, не удаётся обойти стороной пример Израиля. Большая часть страны — скальник. А израильские соки пьёт весь мир.

— Пример с Израилем очень удачный. Такие примеры надо изучать и перенимать опыт. Особенно уникальна система капельного орошения, применяемая в этой стране. В тепличных хозяйствах Экибастуза этот опыт применили — результат самый оптимистичный. Это и экономия воды, и вполне себе солидные урожаи для закрытых овощных площадок. У сельского хозяйства Казахстана несколько проблем. Пожалуй, нам необходимо больше внимания уделять орошению. Через территорию Экибастузского региона проходит канал имени Сатпаева. У нас уникальная возможность освоения прилегающих к каналу территорий (разумеется, за пределами санитарной зоны). Вода рядом — начать орошать эти территории — вот вам и новые сенокосные угодья, и пастбища, и площади для посевов, выращивания овощей. А государство в стороне не останется — заведёт необходимую инфраструктуру. ЛЭП, например, что будет крайне необходимо. Вырастим много овощей — сможем заложить резерв в хранилища на зиму. Это в определённой степени позволит сдержать уровень цен. Всё взаимосвязано. Переработка сельхозпродукции — отдельная тема. Например, почему крупным мясокомбинатам дают госсубсидии, а небольшим — нет? Хотя, по логике вещей, поддержать надо как раз небольшие производства. Они —  основа экономики, а не промышленные гиганты. Мелкие производства выигрывают численностью. С кормами в последние годы не очень хорошо. Пожары, засуха, дожди поздно пошли. Сейчас фермеры будут больше мяса на рынки сдавать — кормить скот нечем. Кстати, ещё одна проблема, которую никак не можем решить. Мы сдаём мясо перекупщикам, а уже они — продавцам. Розничная цена на мясо повысилась процентов на десять, но мы-то цены не поднимали. Есть ещё один момент, связанный с животноводством. У меня племенное хозяйство. Я имею право продавать племенных бычков. Но не сдавать в аренду в общественное стадо (а по нормативам на одного племенного быка должно быть не более 25 коров, на двести коров — восемь быков, выгодный бизнес). Туда бычков могут сдавать в аренду только крупные откормплощадки. За это они получают субсидии. А мы не  можем этого делать. Так как для нас такие субсидии не предусмотрены (хотя если так разобраться, этих племенных быков откормплощадки приобретают в таких же как наше хозяйствах). Почему? Так бы я получал субсидии. При оптовых продажах цены и так ниже, плюс субсидии — на круг выиграли бы все, включая рядового потребителя — он бы дешевле мясо купил.

— А светлые моменты в жизни фермера есть? Государство хоть в чём-то поддерживает?

— Конечно. Не всё так мрачно. Дают субсидии на поливные установки — до 50%. Технику можно взять в лизинг на 10 лет. И процентная ставка по лизингу субсидируется. Работает дорожная карта занятости на селе. Удешевлённое топливо давали на посевную и уборочную, а тут впервые выдали и на сенокос. Если практика приживётся — хорошо.

— В публичных выступлениях вы неоднократно упоминали другую серьёзную проблему — нехватку квалифицированных кадров на селе.

— Кадров не хватает катастрофически. Не то чтобы высококвалифицированных — любых. Надо что-то делать. Завлекать на село молодёжь. Я готов строить им дома. Пусть государство немного поддержит. Нужно продумать систему контрактов и распределений выпускников того же сельхозколледжа в Красноармейке. Мы можем учредить свои стипендии, отучить ребят. Но мне нужна гарантия, что после учёбы они хотя бы пять лет отработают в нашем хозяйстве. За это время им понравится — очень хорошо. Пока дети несовершеннолетние, договор на стипендии придётся заключать с их родителями. Ничего страшного. Но эти вопросы необходимо решать в правовом поле. Я хочу приобрести очень мощные современные трактора, новый КамАЗ. Но для их обслуживания нужны серьёзные водители и механизаторы. А люди не задерживаются — город перетягивает. Новый мощный трактор заменит пять старых. То есть, хороший механизатор на такой технике выполнит работу за пятерых. При соответствующей достойной зарплате, разумеется. Но пока найти таких людей — не просто. Ещё один большой вопрос — временное трудоустройство школьников по системе бывших ЛТО. Я готов взять двадцать, тридцать, пятьдесят школьников в летний период. Пусть только с ними будет воспитатель (но это можно продумать). Поселю их в хорошие дома (они у нас есть). Кормить будем по-деревенски. Даже досуг продумаем. Договоримся по зарплате. Дети заработают, проведут сезон (да хоть три) на свежем воздухе, окрепнут. Что в этом плохого? Но у нас почему-то именно такой подход считается эксплуатацией детского труда. А вот то, что дети на улицах города попрошайничают с коробками — это, почему-то, нормально. Где логика? Кого растим? Иждивенцев.

— Вы упомянули, что «город тянет» людей из села. Чего не хватает на селе? Бытового комфорта? Интернета? Медицинского обслуживания и уровневого образования?

— Насколько я знаю, Интернет есть практически везде. С питьевой водой в сёлах региона всё решается успешно. Мы завершаем эти работы. Я не специалист в образовании и медицине, могу лишь высказать обывательское мнение. В школах есть классы, где очень мало детей. Бывает, по два-три. Это тревожный показатель. По медицинскому обслуживанию: конечно, нет возможности держать на селе необходимых специалистов-врачей. Есть медсестра — и слава Богу! Укол поставит, температуру измеряет, если что — направит в город. Но, по моему мнению, в сельских медпунктах должен быть хотя бы фельдшер. На недавнем заседании постоянной комиссии при маслихате выступала представитель экибастузского медколледжа. Выяснилось, что фельдшер — специальность на платной основе. И туда охотнее набирают парней — работать в «скорой помощи». Значит, надо набирать больше парней, и в село их тоже отправлять. А сельские власти пусть их поддерживают. Жильём обеспечат, подъёмные выплатят. Повторюсь: молодёжь на село надо заманивать всеми разумными способами. Есть наша вечная проблема — дороги. Они и в городах то не в лучшем состоянии, что уж за село говорить. Нередко сельские бизнесмены дороги в буквальном смысле за свой счёт строят и ремонтируют. Дороги — наша беда. Надо решать.

— Жанат Хамитович, такой «шкурный» вопрос: каким видом сельхоздеятельности сейчас выгоднее заниматься на селе? Что бы вы посоветовали начинающему фермеру? Например, считается, что выгодно держать лошадей. Корова и овца в зимнее время кормов требуют. А лошадь круглый год пасётся в степи. Главное — присматривать.

— Заниматься нужно тем, к чему душа лежит. Я занимаюсь КРС. Я этот вид животноводства более-менее освоил. Лошадей так не знаю — пока не готов. Овцеводство — хорошо, но за отарой — глаз да глаз. Разбредутся по степи — не соберёшь. Ещё раз повторюсь: сейчас необходимо заниматься орошением. Выращивать больше овощей, картофеля. И, конечно, развивать переработку сельхозпродукции. Я недавно покупаю молоко «Айналайн». Читаю информацию про производителя — «Изготовлено в республике Беларусь». Так и живём.

Беседовал Игорь ТИМОШЕНКО.

Фото автора.