29 января 2022, Суббота

В Казахстане необходимо менять тарифную политику в сфере энергетики

Мнение эксперта

В последние полгода казахстанскую энергетику, образно говоря, «потряхивает». Цепочка разноуровневых аварий, ограничение в отпуске электроэнергии потребителям, в частности, майнинговым компаниям, недовольство населения тарифами. Так где же выход из энергетического тупика? Предлагаем мнение известного казахстанского экономиста Алмаса ЧУКИНА.

— Алмас, что происходит в отрасли энергетики? Какие меры необходимо предпринять, чтобы выправить ситуацию?

— Самое важное — срочно менять тарифную политику. Тарифы — это про цены и деньги. Я неплохо понимаю чувствительность вопроса цен, но без денег у нас не будет никакой энергетики, а это обойдётся дороже. У нас сегодня фактически как в СССР — фиксированные цены на электричество – днём и ночью, зимой и летом цена одна и та же. Причём цены фиксируются на всех трёх уровнях. Цена на киловатт для потребителя складывается в принципе из цены электростанции, плюс — плата за доставку по стране КEGOC, плюс — плата за доставку до клиента местной распределительной компании. На каждом шаге государство считает-вычисляет и устанавливает предел, который и становится ценой.

Формально у нас есть рынок электричества, но он странный какой-то. На площадку этой биржи («Корем») большая часть производителей электроэнергии вообще не выставляется, поскольку наши горнорудные и металлургические гиганты владеют собственными мощностями и работают на себя, обходясь без рынка. А если и выставляются, то цена как муха об потолок, достигает предела, установленного государством и там останавливается. Правда, вниз цене не запрещается падать, но по «хорошей» цене удаётся купить не всем.

Дошло до абсурда, года 3-4 цены утверждались с нулевой рентабельностью. А что значит — ноль прибыли, никакого развития и не из чего гасить кредиты, реально только вернуть свои затраты. Ну и само собой — никаких инвестиций. Кто же будет инвестировать в «ноль»? Так что, остаётся надежда только на госкошелёк, который должен подкинуть денег на строительство или ремонт невыгодных объектов. Под таким прессом энергетики тихо «похоронили» дневные-ночные тарифы, не до этого.

— Возможно ли просчитать реальные цены на электроэнергию?

— В странах, где были перебои с электричеством, все кто мог — ставили генераторы. Генераторы тарахтели даже на балконах городских квартир. Один киловатт на генераторе обходится где-то в 30-40 центов, и поэтому вскоре люди были готовы на любые цены, только бы электричество вернулось в розетку.

Ещё одно сравнение неплохо провести на примере собственной истории. Реально определить цену электричества сложно, доллары вроде помогают, но доллар — это доллар. Обычно лучше всего сравнить динамику тарифа со средней или  минимальной зарплатой и курсом доллара.

Средняя зарплата во втором квартале 2021 года была по нашей статистике — 251,508 тенге, на неё можно купить в Алмате 11,099 кВт/ч электроэнергии. А в 2010 средняя зарплата составляла 77,611 тенге при цене 8.90 тенге за кВт, и в итоге этого хватало на 8,720 кВт/ч. То есть электроэнергия по этой модели сравнения стала более доступной, виртуально подешевела.

А если посмотреть на графики наших доходов, то мы сейчас только выкарабкиваемся после спада от 2013 (лучшего года) до 2016 года. А минимальная зарплата где-то внизу, в районе 100 долларов обретается. Вроде в следующем году её решили повысить. Давно пора.

— Как состояние энергетики зависит от решений, принимаемых чиновниками? Насколько они компетентны?

— Честно говоря, не раз и не два, возникало желание бросить экономическую публицистику в последние полгода. И причина грустная. Я с большим уважением отношусь к казахстанскому чиновнику. Одна из несомненных заслуг прошедших 30 лет, которые мы будем праздновать через месяц, это госаппарат. Да, он не самый-самый, он с кучей проблем. Но армия простых чиновников базово знает что делает, и они делают это из года в год, набираясь опыта и становясь лучше. Я не про министров. Я про всех главных и младших спецов, директоров и замов бесчисленных департаментов.

И они умеют читать и писать бумаги. Но они, к сожалению, сейчас массово уходят с госслужбы. И начинает работать «отрицательная селекция». Свято место пусто не бывает. Вакансий в столице не будет. Но кто приходит на место уходящих — большой вопрос. Если мы будем платить так, как мы платим сейчас тем, кто решает нашу судьбу, мы получим такие же результаты. Скоро этих новобранцев может стать большинство, а ещё скоро они станут начальниками и начнут набирать таких же.

В последнее время я не узнаю бумаги, которые выходят из недр госмашины. Раньше, всё было красиво и убедительно. Можно было не соглашаться, но было качество. А теперь какие-то тексты выходят, которые кажется никогда не были в юридическом отделе ни одного министерства.

«Интересную» декларацию с Эмиратами, в которой большая часть энергетики должна теперь быть так или иначе совместными предприятиями (СП) с ОАЭ — вносят на ратификацию в парламент. В ней записаны «прямые продажи» стратегических активов и «13% доходность для инвестора» – это тема для отдельных дискуссий. Об этом можно поговорить. Но что означает «ратификация декларации»? Правительство превращает намерения в межгосударственное соглашение, которое имеет приоритет над национальным законодательством.

Я не юрист, но может мне кто-то объяснит, как можно «желания» узаконить. Ратифицируются межгосударственные соглашения, присоединения к международным законам, и прочие серьёзные вещи. Как можно ратифицировать «декларацию о намерениях»? Давайте тогда и меморандумы о взаимопонимании начнём ратифицировать. Мы их подписываем по 200-300 штук в год. Имею желание и сей факт прошу ратифицировать?

Как можно «приобрести» платформу у иностранного поставщика без технического задания, тендера и утверждения в бюджете? Как будто данным есть разница, где они находятся. Но дальше получается, как в известной шутке начала прошлого века от Форда: «Вы можете приобрести автомобиль Форд любого цвета – при условии, что он — чёрный». Если это и есть прорывные реформы, то лучше пойду снимать свои пенсионные излишки.