8 августа 2022, Понедельник

НДПП «АУЫЛ»: необходима поддержка государства

Мнение на фоне события

В Павлодаре прошла презентация нового офиса Областного филиала НДПП АУЫЛ. Располагается офис в центре города по адресу: Сатпаева, 46. В церемонии презентации нового офиса приняли участие рядовые партийцы, депутаты областного маслихата, журналисты.

Открывая мероприятие, председатель филиала Николай АРСЮТИН сказал:

— Уважаемые однопартийцы, у областного филиала партии есть свой дом. Любой из наших соратников, житель села или города может прийти к нам со своими проблемами и предложениями. Сегодняшнее событие — новая страница в летописи наших дел. Спасибо всем, кто принял активное участие в приближении этого момента.

Николай Геннадьевич добавил, что в момент глобальной урбанизации идёт отток населения из сёл. Необходимо совместно с государством проводить работу по возрождению села, улучшению инфраструктуры сельской зоны, поддержке отечественного, местного производителя, трудоустройству молодёжи, профориентации. Всё это должно способствовать совершенствованию продовольственной безопасности Казахстана.

На сегодняшний день в рядах областного филиала НДПП около 4000 партийцев. В их числе  — как жители села, так и горожане.

Ермат Нургалиевич Байгурманов, экс-председатель ОФ НДПП «АУЫЛ» в интервью СМИ упомянул:

— Нас поддерживают и жители села, и горожане. Партия «АУЫЛ» — партия для народа. Сегодня открылся новый офис, уютный, оснащённый современным оборудованием. Это приблизит партийцев к населению.

Болат Аменович Аманжолов, первый заместитель председателя ОФ партии, депутат областного маслихата, координаторы ОФ НДПП Айдын Сарсенбаев и Диана Абенова также упомянули о значимости события.

После церемонии открытия офиса Николай Арсютин дал интервью нашему порталу.

— Николай Геннадьевич, в одном из предыдущих интервью мы обсуждали тему престижности звания «агропромышленная страна». Говорили об Испании, Австралии, Канаде, Аргентине — странах, основой экономики которых является именно сельское хозяйство: растениеводство и животноводство. Тогда мы пришли к выводу, что никакого комплекса по поводу своей «колхозности» эти замечательные страны не испытывают. Казахстан же, по сути, являясь страной агропромышленной, как будто постоянно из-за этого комплексует. И начинает заниматься отраслями, совершенно не первоочередной необходимости. То нас штормит в производство компьютеров, то в выпуск автомобилей, то в аэрокосмическое производство. Почему? Ведь выгода от развития агропрома так очевидна.

— Давайте начнём с того, что в упомянутых странах по-другому построено взаимодействие правительства и частного бизнеса. Там работают другие схемы. Например. Государство должно дать предпринимателю (в том числе работающему на селе) доступ к «дешёвым» деньгам. Без посредников. То есть, без банков. Именно для банков государство, по непонятной причине, создаёт идеальные условия для существования. Банки получают прибыль, по сути, ничего не делая. Как должно быть? Например, государство даёт доступ к деньгам, в свою очередь, завод по производству сахара берёт на себя обязательство произвести, условно, сто тысяч тонн продукта. Для производства сахара необходимо сырьё — свёкла или тростник. Так вот, завод должен сам регулировать свои отношения с поставщиком сырья. Как должна работать схема для производителя сырья? Американский опыт. Есть условный фермер, у которого в собственности — большой земельный надел. В Штатах существуют целые кооперативы, которые снабжают землевладельцев всем необходимым для посадки: семенным фондом, удобрениями, включая услуги по посадке и уборке урожая. Да, в этих странах все эти схемы поставлены на промышленный поток. И у нас подход должен быть тот же самый. Государство «даёт задание» заводу-производителю, завод — договаривается с местными аграриями, которых он обеспечивает всем необходимым, а они берут на себя обязательства, что сдадут урожай именно этому заводу, а не продадут на сторону. При этом все оговаривают свою маржу. Понятно, что далеко не у всех есть необходимые оборотные средства. Вот тут-то государство и должно присутствовать. Не нужны никакие посредники: банки или ещё кто-то. Не должно быть так, что в создании «продуктовой подушки безопасности» государство присутствует только в роли стороннего наблюдателя. Схема должна поменяться абсолютно. Само государство должно всё это регулировать. С самого начала. Тогда у него будет реальный рычаг воздействия на ценовую политику.

С другой стороны, можно «открыть границы» и запустить к нам банки иностранные, у которых эти схемы и взаимоотношения с аграриями и производителями давно отработаны. У них отлажены отношения с теми же поставщиками сельхозтехники, удобрений. Наш банковско-финансовый сектор создавался ради обслуживания интересов небольшой группы лиц. На большее он не способен. Пришло время и на рынок этого сектора запускать новые технологии в виде новых финансовых институтов, банков других стран, у которых эти схемы давно действуют. Это как один из вариантов. Схемы должны быть гибкими.

— То есть, вы считаете, что без прямого вмешательства государства развитие агропрома невозможно?

— Государство должно напрямую заниматься аграрным сектором. Тут можно пойти по американскому пути, о котором я уже говорил, то есть, создать кооперативы. Этим кооперативам надо выделить всё необходимое, а осенью потребовать урожай. И, повторюсь, из схемы необходимо исключить банки второго уровня. Благодаря сельхозсубсидиям банки получают баснословные прибыли, а крестьянин до этих денег не может добраться (нет залога, гарантий)… Есть и другие вопросы, которые сельхозпроизводитель самостоятельно решить не может.

Агропром — очень выгодный бизнес. Если отсечь всех посредников. В этой схеме не должно быть банков. Деньги должны идти напрямую от государства. Если посчитать эффективность субсидий для агропрома, можно понять, что при действующих схемах результат развития агропрома за 30 лет — ничтожный.

На сегодня в стране происходит развитие сектора услуг. А по продуктам питания мы зависим от других стран. Как ни смешно и грустно это не звучит — больший объём молока мы производим из компонентов, закупаемых за рубежом. В чём нам пока реально везёт — у нас есть своё мясо. Экологически чистое. Вот в этом нам очень повезло. Казахстан кушает настоящее мясо, если можно так сказать, выращенное в естественных условиях.

— Насколько наше животноводство соответствует существующим на сегодня в мире стандартам?

— Скот у нас рождается и растёт, если можно так сказать, естественно и, зачастую «самостоятельно». В мире же распространена практика воспроизводства скота искусственным способом. Ведётся племенной отбор, используются научные разработки, которые потом применяются на практике. Чтобы у коровы были стабильные надои, раньше работали целые институты. У нашего коллеги из ВКО Фарида Абитаева — крестьянское хозяйство. Он целенаправленно занимается животноводством. Его коровы дают до пятидесяти литров молока. Но для этого он содержит штат научных сотрудников. К нему для консультаций приезжают профессора из Москвы. Он создаёт для специалистов достойные бытовые условия, хорошо платит. А специалисты, например, разрабатывают для его бурёнок специальные индивидуальные рационы — каждая порода требует особого подхода. Та же казахская белоголовая порода была разработана под наши климатические условия. Когда зимой температура воздуха — минус сорок градусов, летом — плюс сорок. Ну, и как я уже говорил, большая часть скотины у нас «живёт самостоятельно»: утром ушла в степь, пожевала, что нашла… Хорошо, если вечером хозяин «добавил» корма. А если нет — ну, что ж… Подождёт до следующего утра и похода в степь. И это я не утрирую, зачастую так оно и есть. А чтобы хозяйство было действительно прибыльным, нужно создавать масштабные условия. Сто коров не принесут серьёзной прибыли, а вот тысяча — да.

Экибастуз «съедает» в год (данные по рынкам) около 20 тысяч голов КРС или 60 голов в день. После развала Союза практически ушли в небытиё все развитые колхозы и совхозы. Чья это была инициатива — сказать трудно. Наверняка, это было чьё-то указание, и есть конкретные люди, которые стоят за этим. А государство самоустранилось от этого. А ведь в Казахстане было развито всё: овцеводство, коневодство, отгонные точки, производство дублёнок, зерноводство, растениеводство… Всё было поставлено на широкую ногу. Сейчас в Казахстане практически нет переработки, производства сельхозпродукции (за редкими исключениями). Мы продаём сырьё. Вот здесь (это моё мнение) государство должно взять на себя управление процессом реанимации агропрома. Обеспечить сельхозпроизводителя «дешёвыми» деньгами для создания необходимой инфраструктуры. И в течение лет десяти контролировать эти процессы. Пока не будет создана «продовольственная подушка безопасности», и цены на продукты не придут в соответствие с возможностями населения. И только потом передать всё в конкурентную среду. Это необходимо.

Предприятия нефте-, угледобывающего и перерабатывающего сектора должны быть в прямом управлении у государства. Все нефтеперерабатывающие заводы, фирмы по реализации топлива должны входить в госсектор. За счёт стабильности на этом рынке будет возможно регулировать цены в целом. Повторюсь: в первую очередь государство должно взять под непосредственный контроль агропромышленный сектор и все энергопредприятия. То есть, вернуть эти секторы в государственную собственность.

Игорь ТИМОШЕНКО.

Фото автора.