4 октября 2022, Вторник

О коррупции откровенно, но анонимно

Мнение

Согласно статистическим данным, количество коррупционных преступлений за последний год в Казахстане увеличилось на 30,5%. Это 1300 зарегистрированных правонарушений. Больше половины из них относятся к получению или даче взятки — 732 случая. В то время как в прошлом году по тем же двум статьям зарегистрировали 597 нарушений. Термин «коррупция» означает «злоупотребление служебным положением в личных целях — использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав, а также связанных с этим официальным статусом авторитета, возможностей, связей в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам. Коррупцией называют также подкуп должностных лиц, их продажность, подкупность, что типично для мафиозных государств». Насколько опасна коррупция?

Три мнения экспертов, имеющих серьёзный опыт государственной и правовой практики. Эти интервью анонимны: это было главным условием согласия собеседников принять участие в создании материала.

 

Мнение №1

Благими намерениями

вымощена дорога в ад

— У любого явления, даже негативного, есть две стороны. Возьмём любой экономический кризис, например, недавний, связанный с пандемией: процесс сам по себе негативный, но часто можно было услышать: «Спасибо кризису: дороги ремонтируют, строят социальные объекты, обновили медицинскую базу, отработали вопрос с медпрепаратами и лекарствами». То есть, у кризиса, как у явления негативного есть и положительная сторона — мы учимся жить и работать в экстремальных условиях, нарабатываем опыт. У коррупции и её составляющих есть положительные стороны?

— Не знаю. А какие, например?

— Приходилось сталкиваться с ситуацией: у человека тяжело болен родственник. Есть два варианта лечения: платное (на что нет средств) и по государственной квоте. А это, даже если лечиться в другом городе — выгоднее. Чтобы получит квоту — необходимо «занести» кому надо. Взятка дана, квота получена, пациента вылечили. Родственники думают: «Как хорошо, что «система» работает». По-человечески, не аргумент в пользу коррупции?

— Сомнительный. Одно время было модно говорить, что коррупции больше подвержены системы здравоохранения и образования. На деле нужно больше обращать внимания на «людей в погонах» и госслужащих. Тех, кто по роду службы должен бороться с коррупцией.

— Что государство должно ещё сделать для представителей правоохранительных органов и чиновников, чтобы они честно и непредвзято исполняли свой долг?

— Знакомая недавно, когда зашёл разговор о коррупции, мне сказала: «Вы — романтики. Ничего вы с коррупцией не сделаете. Была, есть и будет». Иногда, действительно, руки опускаются. Какие бы государство не создавало условия для сотрудников фискальных органов и госслужащих, коррупция на спад не идёт. Боятся — но всё равно берут. Просто коррупция адаптируется: лучше прячется, находит новые схемы. Собака лает — караван идёт. Самое неприглядное, когда в коррупционных действиях уличают человека, который незадолго до этого с высоких трибун говорил какие-то правильные слова. И грустно, и смешно, и не знаешь, кому верить.

— Несколько лет назад в Казахстане пытались «приживить» проект «Начни с себя». Когда чиновники публично отчитывались о доходах, имуществе…

— Благими намерениями вымощена дорога в ад.

— И добавить вам к этому нечего?

— Нет.

— Тендеры на госзаказы — реальная почва для коррупционных сделок?

— Сейчас они проводятся в электронном формате. Вроде бы, всё прозрачно. Но это не означает, что в реале всё чисто. Я же говорил: коррупция умеет приспосабливаться, находить новые схемы. Законодательство наше хорошее, но несовершенное. Сейчас в стране много расследований по деятельности квазигосударственных компаний. Зарплаты и бонусы управленческого аппарата, топ-менеджеров озвучиваются. Это огромные суммы. Если налогоплательщики и государство считают, что такие зарплаты менеджеры получать всё-таки не должны (в наше время это просто неприлично, учитывая огромное количество остро нуждающихся граждан), давайте установим потолок вознаграждения законодательно: сто МРП, или пятьсот, или тысячу… Но это должно быть прозрачно. Каждый этап прохождения денег налогоплательщиков должен быть регламентирован.

— Коррупцию победим?

— Сомневаюсь.

 

Мнение №2

Чтобы не давать взятки —

учите законы

— Коррупцию победим?

— Когда-нибудь обязательно. Это такая детская болезнь, которую переносят все страны. Изменятся мировые экономические отношения — исчезнет коррупция.

— Это когда не будет денег в сегодняшнем понимании, и на планете возникнет технократическая общность людей?

— Что-то вроде этого.

— Раньше никак не получится?

— Коррупция — это криминальная схема. С криминальными схемами цивилизованное государство может бороться только законодательно. Коррупция присутствует в государствах с многовековой правовой системой. Что уж про нас говорить: Республике Казахстан — чуть больше 30 лет. Идём путём проб и ошибок.

— В коррупции есть положительные моменты?

— Положительный момент то, что мы в своё время признали: да, у нас в стране действуют коррупционные сообщества. Да, с этим нужно бороться. Это такой шаг вперёд. С развитием социальных сетей деятельность всех структур общества стала обнажённее. Сегодня любой пользователь сетей может слить любую информацию.

— Некоторые механизмы, которые государство преподносит нам как действенные меры по борьбе с коррупцией, так ли уж эффективны? Возьмём тендеры на государственные закупки. В своё время знаменитый экибастузец Станислав Павлович Куржей высказал мнение: на ремонт кровли требуется столько-то рубероида, гудрона, песка, цемента, рабочих, техники. Существуют объективные цены на на расходные материалы и человеческий труд. Если участник тендера демпингует, снижает стоимость своего предложения, значит он либо возьмёт некачественный материал, или качественный, но меньше, или сэкономит на оплате рабочих. А они, в свою очередь, соответственно зарплате и «качество» выдадут. Но, согласитесь, в убыток себе ни один подрядчик работать не станет?

—  Нет, конечно. Экономия возможна, если, например, не учитывать в тендерной цене средства на развитие предприятия. На это предприниматели идут, когда необходимо просто поддерживать производство в рабочем состоянии и платить людям. Как, например, в момент кризиса, связанного с пандемией.

— Но не снижать же ценовое предложение на гостендере на одну треть. Это в конце концов наводит на подозрения разного рода.

— Закон о государственных закупках вышел в 1997 году, и в него до сих пор вносятся какие-то изменения. То есть, мы регулярно имеем дело с новой редакцией закона. Разобраться во всех положениях предпринимателю самостоятельно трудно. Причём, существует несколько видов конкурсов, и есть ценовое предложение. Это когда речь не идёт о, например, долгосрочных строительных или ремонтных работах. А, к примеру, о закупке… канцелярии. Мой совет предпринимателям: не спешите нести взятку. Наймите хорошего юриста, который вам правильно оформит конкурсное предложение. Знаю многих бизнесменов, ранее проигрывавших тендеры, которые тоже одно время утверждали: на конкурсах «всё куплено», пролезть на госзаказ невозможно. Теперь это настоящие тендерные акулы: они научились правильно оформлять конкурсные заявки, их предложение просто не перебьёшь.

— Есть какие-то особые сложности при рассмотрении тендерных предложений?

— Например, мы, зачастую, руководствуемся советскими СНиПами 60-80-х годов прошлого столетия. В принципе, они неплохие. Но со временем на рынке появилось много инновационных материалов для того же строительства. Технадзор, проводя экспертизу, зачастую находится в тупике: как определить, предлагаемый материал — качественный или туфта? То же и с расчётом зарплаты: на некоторые виды современных работ просто нет определённых расценок. Поэтому приходится ко всем тендерным предложениям и требованиям подходить осмотрительно.

— Взятки за лоббирование предлагали?

— Бывало. Подходили какие-то люди, представлялись чьими-то родственниками. До введения системы электронных тендеров конверты с тендерными предложениями вскрывались в присутствии всех участников тендера и тендерной комиссии. Тут же оглашались ценовые предложения, но многие не верили… Никогда не забуду: однажды принесли конверт с конкурсным предложением весь обмотанный скотчем. Еле вскрыли.

— Тем не менее, конкурсы кто-то выигрывает. Существуют приоритеты?

— Конечно. Эти приоритеты установлены законодательно. Предприниматель может существенно снизить заявленную стоимость работ. Это не всегда хорошо для дела.

— Наши несовершенные законы…

— Да. Других нет. Законы выходят из кабинета министров и попадают в парламент. В парламенте сидят люди, наверное, хорошие, но оторванные от реальности. Выход один — больше огласки. В СМИ и соцсетях много публикаций и сюжетов о громких коррупционных разоблачениях, но редко детально рассматривается: как нарушение стало возможным. Аналитика даже в наше продвинутое время хромает. А такие серьёзные расследования были бы полезны. В том числе госслужащим: они бы точно знали, чего делать нельзя.

— А коррупцию точно победим?

— Обязательно.

 

Мнение №3

Борясь с коррупцией,

надо знать меру

— Система взяток существует веками. Конечно, нельзя сказать, что это хорошо. Но ведь и не смертельно. Или нет?

— Знаете, в чём главная опасность коррупции? У нас, кстати, мало об этом говорят. Коррупция может стать поводом для стихийной смены власти. Обвинения в коррупции, как правило, предъявляются действующей власти оппозицией. Так что коррупция — это не безобидное взяточничество, которое может существовать беспроблемно достаточно долгое время. Мы с вами — свидетели этих процессов.

— Значит, все силы — на борьбу с коррупцией?

— Не всё так просто. Для общества выгоднее не уничтожать коррупцию до основания: это очень затратный процесс. К тому же, чрезмерное увлечение «борьбой с коррупцией», а не устранение её причин способно лишить государственную систему гибкости, а население — гражданских свобод. А это малоприятно и небезопасно.

— По вашим словам получается, что коррупция — чуть ли не одна из гарантий гражданских свобод.

— Это несколько утрировано, но в современном мире все механизмы не просты. Вот, например, в чём главный парадокс власти? Зарплату чиновнику платит население, а работодателем является государство. При этом суть государственного устройства: человек надзирает за человеком, а кто надзирает за надзирающим?

— Давайте о вещах попроще. Во всём мире отношение к коррупции однозначное?

— Нет. В Индонезии, Таиланде, Корее были периоды, когда экономика и коррупция развивались параллельно. Терпимое отношение к коррупции вообще-то допустимо в условиях экономического роста. Пока коррупция не затрагивает эффективность рынка в целом.

— А существуют готовые рецепты сдерживания коррупционных процессов?

— Швеция в девятнадцатом веке пережила бум коррупции. Ввели стимулирование промышленности и сельского хозяйства, открыли доступ к государственным архивам, создали эффективную систему правосудия, установили высокие этические стандарты и приличные зарплаты для бюджетников. На сегодня в у шведов один из самых низких уровней коррупции в мире.

— Коррупцию победим?

— Не при нашей с вами жизни.

 

Игорь ТИМОШЕНКО.

Последние новости